How we lost Mir: a fire at a space station, a collision with a Progress truck


Spread the love

How we lost Mir: a fire at a space station, a collision with a Progress truck

February 20, 2020 marks the 34th anniversary of the launch and commissioning of the Mir space station. The station, which was inhabited from March 13, 1986 to June 16, 2000. And it could be inhabited even if …

Surely many of you watched the movie "Gravity", which was recognized as one of the best films about space in the history of world cinema, but few people know that no less dramatic events took place at the Mir space station.

On February 23, 1997, at the Mir station, the entire international crew was to die – 4 Russian astronauts, one German and one American astronaut. And then the Mir station would have to be flooded not planned – in the spring of 2001, but forcedly, 4 years earlier, with a dead crew on board. Until 2006, it was customary to remain silent about this expedition, and so far little is known about it, apart from the astronauts themselves and the flight leaders, no one knew the details of what happened. In 2006, the cosmonauts of the 23rd international expedition agreed to tell what really happened at the space station, which they were held hostage and Channel One made an excellent documentary about this – “Nowhere to Run. The fire at the space station ", which today" rel = "nofollow"> is available on Youtube, the website of the Roscosmos studio, for some reason gives an error. Perhaps because not all the truth was said there or because the truth is not quite the same.

The fire was extinguished, but it had terrible consequences. For several months, the astronauts had to live at temperatures above +40 C, breathe poisonous vapors of ethylene glycol, and then save the station from depressurization caused by a collision with the 10-ton Progress cargo ship.

And just recently, my friend found a version of the collision from the Americans (see at 1:18:00), where astronaut Michael Fole, a direct participant in the events, claims that the collision was not the result of an experiment with manual docking with the station, but that the experiment itself should not it was to be.

As it turned out, for the implementation of each of the connections, an expensive module was used that cost about $ 2 million, produced in Ukraine, and it was clear that the Russian government was not happy to pay so much money for each time. For this reason, the not-so-good idea came up with the idea of ​​conducting an experiment on manual docking of the Progress unmanned cargo ship. A remote system was used for control, essentially a joystick and a monitor broadcasting a picture from Progress starting from a distance of 5 km from the station, which was controlled by a Russian cosmonaut at the station and this system was intended only for emergency situations. According to Alexander Lazutkin (from this video), in contrast to the words from the film shown by Channel One, it says that the ship approached the station at a very high speed and was noticed even when it was 150-180 meters from the station. While the version of the events of Channel One provides completely different information (low speed of approach and that they might not have time to dock before entering the shadow) and completely different words of the same Alexander Lazutkin (you can find the second version below during the article) .

Nevertheless, whether the experiment was forced or planned, and as it was in reality – is not so important. It is important that the heroic work of the crews of the 22nd and 23rd expeditions made it possible to save the station for subsequent work for another 4 years. And on this day, the birthday of Mir station, I would like to once again recall these events and the people who survived in them and managed to extend the station’s work as much as possible.

February 23, 1997. In Russia, a national holiday is celebrated – Defender of the Fatherland Day; traditionally, the congratulations from the Earth are transferred to the orbit at the mission control center. Six astronauts gathered at the festive table, two crews at once. The crew of 22 expeditions Valery Korzun, Alexander Kaleri and Jerry Linanger have been flying the Mir for six months now and are going home in a week. The crew of 23 expeditions Vasily Tsibliev and Alexander Lazutkin arrived just two weeks ago, with them as a guest the German astronaut Reinhold Ewald arrived at the Russian station, all six just wished the Earth a good night and began to prepare for dinner. But I didn’t have to have dinner that day.

Clean air in orbit is produced from water, but it is only enough for a crew of three. If there are more people at the station, they use air brought from the Earth, or rather, not air, but oxygen drafts or oxygen generators in another way. For six people, in order to breathe easily, at least three checkers must be burned per day.

Alexander Lazutkin: flew here and here the installation for burning this very piece, it was behind the panel, put the piece into the pipe, I did all the operations, started the process, and then I hear a noise, so uncharacteristic, I turn to this setting, and around the cannon’s mouth is wearing a bag with a special filter and it struck me that the fabric was starting to burn on this bag …

Vasily Tsibliev: we were preparing for dinner, I was going to set an alarm for tomorrow, and at this time, German Reinhold Ewald says: “We burn men.” And I can see with my eye that really, flashes, Sasha Lazutkin is confused.

And such a stupor seized consciousness … Then they took a fire extinguisher and began to extinguish.

In the beginning, it was not scary. The first thought is that a fire extinguisher works in two modes. Foam. Foam covers, but since the jet is so strong, oxygen, this foam drops, I switched to liquid. Hot metal, naturally a lot of steam, which is immediately perceived as smoke.

Alexander Lazutkin: returning with a fire extinguisher and watching this picture, solid gray
the veil, and against the background of this gray veil Valera extinguishes with a fire extinguisher, hangs in the air, he was already in shorts, and from there a bright crimson flame …

Valery Korzun: during extinction, I touched the generator with my finger and got a burn, a small one, smaller than a penny coin, such a first-degree burn, a blister, it was not so critical.

A fire in space is a disaster and almost always death. Firefighters will not come to the rescue, there are no hydrants at hand, there is no escape from fire and smoke. It will not work even to open the window and ventilate the room – in space there is a vacuum, airless space. Flames from the fire hit right in the station wall, and the walls on the "World" of the finest aluminum. Only one and a half millimeters of metal separates from outer space astronauts, it is thinner than the walls of the pan. The fire melts the metal, like oil, for a couple of minutes and the wall can’t stand it and through the hole into the vacuum like water into the funnel all the air will freeze and then blood will boil from a sharp drop in pressure in the veins …

The astronauts are trying to act according to the instructions and count the remaining time, but just for this case, the instructions are not provided, how much time for salvation will not be calculated in advance, one can only guess. Air can bleed in seconds, or maybe in an hour, and it all depends on the size of the hole that burns through the wall of the station. Hundreds of station cables are laid along the walls. Korzun and Tsebliev notice that the isolation on them has already burned. The high temperature that formed around the generator, not directly in the direction of the stream, but around, melted the cables and cable network and even melted some of the aluminum parts of the panels that surrounded this generator.

There is a way out and he is the only one, throw everything, throw into the ships, urgently undock from the burning station and faster to Earth. There are just two Soyuzs at the station, each with 3 places, which means there is a chance for all six to be saved. The astronauts urgently begin to prepare the ships for launching, and only then they understand that for one of the crews the path to Earth is closed. One of the "Unions" just behind the fire and managed to choke on poisonous smoke.

Alexander Lazutkin: I fly into the ship, open the hatch and see that the ship is in smoke and I was probably scared a second time, I realized that, in principle, we could die because we have no place to smoke. I really wanted to open the window … Normal human reaction! And when I felt that you won’t open the window, immediately the whole world that was around you shrank to the size of a small station.

They try to extinguish the flame with the help of fire extinguishers; at the station they are in each compartment. Valery Korzun extinguishes, now he is the chief on the "World", the rest fly through neighboring compartments, tear off other fire extinguishers from the walls and pass them on to the chain to Korzun.

They began to extinguish, steam, smoke, soot, used lights – nothing is visible. There is a lot of steam, if you stretch out your hand – the floor of the arm is not visible. There is almost nothing to breathe – the entire station is in carbon monoxide smoke, the astronauts no longer distinguish each other at a distance of a meter.

Tsibliev gives orders to all urgently put on gas masks. The gas mask on Mir is special, cosmic, unlike the usual ones, they themselves produce oxygen for breathing, they have never been used for their intended purpose. In such gas masks death from suffocation does not threaten for the next two hours. Exactly so calculated their resource. And in these 2 hours you need to have time to find a way out.

Sergei Silkov (the main communications operator at the MCC 1997): it was very strong, nevertheless, there was a psychoemotional load, especially, in my opinion, the American crew member.

The most panicky American Jerry Linanger is panicking, he screams that he urgently needs to run into the ship and undock from the station. Valery Korzun sends him to the far end of the station, where there is less smoke, in order to somehow distract the American astronaut, Korzon gives him a task.

Valery Korzun: since Jerry was a doctor, I asked him to prepare such a resuscitation post, taking into account all the medicines that were on board, which can be useful in the loss of consciousness from carbon monoxide or carbon dioxide poisoning, that is, the necessary funds, oxygen masks and …

With every minute, oxygen in gas masks decreases. The crew commanders Korzun and Tsibliyev take risks, they take turns taking off their gas masks for a few seconds and take a couple of breaths of poisonous air for the sample, because in just half an hour all six will have to breathe the poisoned air, and only the commanders risk it. At the same time, Korzun is trying to communicate with the Earth via radio and get clear instructions on how to proceed. The fact that there is still no fire at the station, communication with the Earth is possible only when the "Mir" is over the territory of Russia. And during the fire, the station flew over the Pacific Ocean, one revolution around the globe “Mir” makes in an hour and a half, during this time there is every chance to die without contacting the Earth. The radio session with the MCC lasts only some 10-20 minutes. The rest of the time, the astronauts are left to their own devices, but now the Americans are flying at the Russian station, so NASA allows it to use its points of contact located in the United States.

Vasily Tsibliev: this system did not work well there, it was not debugged, that is, we say that they can hear us, but we do not. We transmitted information, we explain that the fire, the smoke of the station was such and such, turned off this and that, we told all our actions. The crew is under observation, watching, watching each other, everyone is healthy, thank God and literally on the tail of the session, 10 or 15 seconds remain, Seryozha Silkov, who was the main operator, "we understood you guys, we are taking action."

Sergey Silkov: Korzun and Tsibliyev got in touch, no panic, clear, absolutely calm report. But of course there were elements of emotions, elements of such excitement. Indeed, the adrenaline rush took place because it is really just scary for people who are at an altitude of 400 kilometers and, in fact, to help them, except in words it is impossible. Of course, no one was sleeping, of course, all the necessary specialists were called, a whole set of recommendations was developed.

Two hours passed like a minute. Oxygen in gas masks is running out. Although the air purification system at the station is operating at full capacity, the smoke has not yet dissipated. Korzun and Tsibliev make a decision despite the mortal risk of taking off their gas masks and trying to breathe without them. Korzun instructs everyone to remove gas masks, a strong smell of burning immediately hit his nose, breathing with difficulty, because of this, his eyes watery and sore throat. Valery Korzun, just in case, distributes respirators to everyone.

Vasily Tsibliev: this thing turned out to be the most successful, because this one, the so-called mask, had so many threads in it and we slept in it the night after the fire, so we almost gasped from the inside of CO2.

Sergey Silkov: in the first communication session, they went out and reported that in general everything was fine, the most important composition of the atmosphere was satisfactory, they reported on the actions taken, and the process of identifying the reasons went on. A commission was immediately created.

Vasily Tsibliev: Isolation … Well, you understand how it smells, this smell haunted us after many years, after it was all over.

Here it’s filled with foam, the piece destroyed, the broken bracket is molten metal,
a metal steel piece melted, you see … Not only did aluminum melt, but steel also melted.

This is the bracket on which the TGK stood, it burned out. Trying to push it, they slightly bent the panel, broke it.

Wives and children of astronauts accidentally learn about the fire at the Mir from news releases, disrupt the phone of the MCC and beg the flight managers to allow their husbands to talk, but at the MCC they repeat only one thing – everything is fine, everyone is alive and denied communication with Mir .

Lyudmila Lazutkina (astronaut’s wife): all the sessions were occupied by specialists and this was objectively necessary, but at least for a minute, or as you correctly said, they would give us just to listen to their voices. Because we can’t say anything, everything is fine with us, everything is fine, the main thing is that everything was fine with you. But we didn’t hear them, we didn’t know, we didn’t transmit pictures to Earth on TV, they only said comments and nothing more. And it was important for us to hear.

Relatives and relatives are denied communication sessions for a simple reason – all the time they were given to communicate with astronauts to specialists, doctors, engineers, psychologists, their help at Mir is now needed. And the useless lisp of wives and children will not eliminate the fire.

Lyudmila Lazutkina: it was important for us that we saw them alive, not wounded, not bandaged in any way there. They generally have a complex language, very complex abbreviations, incomprehensible, but it would at least be heard that there is a voice, lively, what kind of emotions prevail there. Guys work or guys in a panic or guys in fear.

By the morning of February 24, the smoke at the Mir station had completely dissipated, breathing was safe, the smell of burning remained only in the center of the fire. From the earth, astronauts are instructed to relax and sleep if possible. The MCC is convinced that it is possible to finally work and live at the station, but no one in outer space or on Earth has ever guessed how expensive this fire was.

On March 2, Korzun, Kaleri, and Ewald are scheduled to return to Earth. At the "World" remain Tsibliev, Lazutkin and Linanger.

Valery Korzun: we had a feeling that we hadn’t finished something and the guys stayed at such a not-so-so-happy station.

And almost immediately, the flight of Expedition 23 was again in jeopardy, the crew would have nothing to breathe from day to day, this time the Electron oxygen production facility at the station broke down, this is a vital thing. "Electron" decomposes ordinary water into oxygen and hydrogen. They breathe oxygen, bleed hydrogen overboard.

Vasily Tsibliev: you see how large and complex the system is, it requires constant monitoring and maintenance. What does the first flight engineer do with us, but this system may not always work …

There are two such installations at the station, the second in case the first breaks. The astronauts launch it, but it breaks in a day. There is one way out, but it’s too risky to start using oxygen checkers again. On Earth, the astronauts idea is flatly rejected – one more fire is missing. Indeed, the TsUPe still does not know the reason why a checker caught fire on Mira on February 23, but this is not easier for the astronauts, air at the station can appear only in one case – if these checkers are used again. By order on Earth, they burn about a hundred oxygen drafts, they even put rags, paper and other combustible objects into them, maybe the astronauts accidentally put something into the installation and this caused a fire. But not one of the checkers on Earth flashes.

Experts say that a fire arose due to a single defect, checkers are not dangerous. MCC gives astronauts good. Only now, when igniting, the astronaut holds ready a fire extinguisher, you never mind.

Vasily Tsibliev: but what are they afraid of, it is necessary to live somehow, you understand that of the many hundreds of thousands of their triggering, this first happened.

Once there is air, you can live, but astronauts begin to worry about the temperature inside the station, it slowly but steadily grows, it seems like nothing at 3 degrees a day, but after four days in the main module of the World it becomes like in the desert +40, and в некоторых других отсеках до +48 при максимально допустимом +28 и причина этого принудительного курорта пока непонятна. Вентиляторы уже не спасают, они лишь гонят душный горячий воздух, к тому же на всей станции сильная влажность. Круглые сутки космонавты как в турецкой бане, только выйти на свежий воздух некуда.

Александр Лазуткин: высокая степень влажности приводила к тому, что выпал конденсат и этого конденсата было очень много — целые ящики аппаратуры стояли в воде. Я тогда ещё удивлялся и говорил, что вот в школе учат, что вода… Все электроприборы должны стоять в сухом месте, а тут под водой стоит и работает!

Базовый блок — основной модуль станции, здесь пульты управления, кухня, холодильники с продуктами, запасы воды, тренажеры, каюта для сна. Именно здесь приходится работать и жить большую часть времени. И именно здесь жарче всего. Но пока космонавты нашли только один способ борьбы с жарой — разделись практически до гола. Работают в одних трусах.

Василий Циблиев: почему в этой влажности было сложно? Вода или пот покрывает тело тонким слоем — миллиметровым, его вроде смахнул рукой из глаз, он опять же через несколько минут наползает. Это сложно, он не стекает, он по телу распростаняется или ложится равномерно. Такое ощущение, что ты всё время в каком-то гидрокостюме находишься.

Александр Лазуткин: у нас есть туалет, который начинал неправильно работать, это и смех и грех, смех сквозь слезы, да нет, не в обратную сторону! Он включался и выключался когда ему нужно было, а не когда нужно человеку нужно было, автоматика выдавала сигнал.

Если на улице холодно в квартире включают обогреватель, если жара — открывают форточку или включают кондиционер. В космосе жара и холод вещи несовместимые, снаружи солнце нагревает корпус «Мира» до плюс ста тридцати градусов, в тени он охлаждается до минус 120, но внутри всегда должно быть максимум 28 и минимум 20 градусов тепла. По расчетам врачей эта температура единственно возможная для полугодового полета. Космонавты живут как бы внутри кондиционера, если становится холодно на «Мире» есть электрические нагреватели, если жарко — включают систему охлаждения.

На станции она особая — по стенам всех модулей «Мира» протянуты тонкие трубки, по ним бежит охлаждающая жидкость — этиленгликоль и он начинает протекать…

Только где пока непонятно, первыми о протечке узнали на Земле по сработавшим на «Мире» датчикам. ЦУП сразу передал на орбиту приказ перекрыть трубы и искать в них дырки. Вытекающий этиленгликоль невидим и токсичен и можно серьезно отравиться. Цеблиев и Лазуткин ищут протечки по 6 часов в день, просматривают каждую трубочку миллиметр за миллиметром, а таких труб на «Мире» километры и все спрятано под обшивкой на которой закреплены сотни предметов — оборудование и запчасти, инструкции, коробки с инструментами.

Александр Лазуткин: нам запланировали работу там, прозвонить один электроразъем, запланировали полчаса на работу, на него потратили 5 часов и при этом слышали раздражение самого специалиста, который говорит «ну они что не могут это сделать?», а ты понимаешь, что для того чтоб тебе этот разъем прозвонить, тебе надо оборудование снять, его нужно где-то закрепить, прежде чем открыть доступ к этому прибору к этому разъему. А потом оказывается, что специалист послушал и говорит, вы знаете, а я забыл там нужно еще один было прозвонить…

Ремонтом занимаются Циблиев и Лазуткин, американец Джерри Линенджер не в счет. По контракту между NASA и российским космическим агентством астронавт не должен вмешиваться в технический ремонт станции, у него своя программа — проводить эксперименты в небольшой оранжерее, фотографировать Землю, проводить медицинские опыты. Такая обособленность американца не очень нравится русским.

Александр Лазуткин: Джерри планировал работу по американский программе, то есть выполнял эксперименты, фотографировал Землю, в общем занимался той настоящей работой космонавтов, как должен был. А мы здесь вроде бы, как бригада МЧС, сантехники пришли.

Протечку вытекающего ядовитого этиленгликоля можно обнаружить только глазами. Это бесцветная жидкость не имеющая запаха. На Земле торопят и не понимают почему космонавты так медленно ищут.

Александр Лазуткин: вот надо планировать работу, мы выполняем, мы вкладываем все вои силы, нет даже мысли о том чтобы сачковать, всё равно Земля не видит… Но мы тем не менее выкладывались на все 100 процентов, а нам после этого там кто-то говорит, что вы сачкуете там… И когда это скажут раз, два, три — естественно оно накапливается, раздражение…

Ростислав Богдашевский (психолог ЦПК им. Ю. А. Гагарина, доктор медицинских наук, полковник запаса): и вот эта реакция естественно шла на Землю, Земля большая — разберется.

Количество углекислого газа в атмосфере зашкаливает, медленно и верно организм отравляется углекислотой и можно не заметить ту границу, которая отделяет жизнь от смерти.

Василий Циблиев: углекислота воспринимается как боль в голове, когда она начинает зашкаливать, начинают виски с начала давить, потом затылок.

Александр Лазуткин: занятия физкультурой на станции это как святая святых, для того чтобы спуститься на Землю после длительного полета, нужно каждый день заниматься физкультурой, а тут нам говорят — «ребята, нельзя». Почему нельзя? Потому что занимаясь физкультурой мы больше вдыхаем кислорода и больше выдыхаем углекислого газа, а утилизировать его наши средства ограничены. Поэтому говорят так: «реже дышим, вообще не занимаемся физкультурой».

К головным болям добавляется раздражение глаз, зуд кожи, тяжелое дыхание. Всё это — сказываются невидимые пары вытекающего из труб этиленгликоля, безопасная концентрация его паров — 20 миллиграммов на кубометр воздуха, а по подсчетам Земли из труб уже вытекло несколько литров.

Василий Циблиев: это одышка постоянно практически, тяжело дышать, потому что через легкие все пропускается.

Александр Лазуткин: у меня глаза опухли, причём опухли ни с того ни с сего, ну мне то не страшно было, я на себя в зеркало не смотрел, а вот Василий, командир мой, он отвечает за безопасность всего экипажа, ему пришлось даже на Землю сообщить, чтобы Земля помогла.

Сергей Силков: были такие вот случаи, когда тот же Василий Васильевич говорит, что «ребята вы знаете, я вот сейчас летел в этот соседней модуль, а там капля этиленгликоля размером с ведро и я головой туда мокнулся». Ну конечно сразу же, как по тревоге, специалисты группы медицинского обеспечения, сразу рекомендации.

Ростислав Богдашевский: такой объем, такое количество ремонтно-восстановительных работ было проведено, которых не было никогда не в одной экспедиции.

Условия жизни на станции не только проблема ЦУПа, NASA требует от России либо быстро решить на «Мире» все технические проблемы, либо срочно вернуть своего астронавта на Землю и отменить запуск очередного американского шаттла на «Мир».

6 апреля к «Миру» запускают с Земли грузовой корабль «Прогресс М34», этот корабль был в прямом смысле скорой помощью для станции, он доставил космонавтам необходимое оборудование для ремонта, дополнительной кислородные шашки, запчасти для аппаратуры и свежую воду и впервые за все время экспедиции удача улыбнулась. Циблиев и Лазуткин чудом нашли злополучные трещины из которых тек этиленгликоль.

«И вот трубочка по которой она идёт, ВК29 или ВР29 она называется, вот она пошла, изогнулась снизу, и вот эта капелька на которую я сейчас наеду камерой, вот эта капелька, видите».

Александр Лазуткин: я увидел этот теплоноситель, как он сочится из трубы на совершенно хорошем участке трубы. Он не был ни прогнивший, он был абсолютно без царапин и был покрыт краской и что самое интересное — там было сухое место и все трубопроводы которые там — сухие. Лакированные поверхности блестели и я смотрю на одной из лакированных поверхностей появляется капля, которая растёт растёт растёт и становится большой.

Трещины в трубах не случайность, станция старая, многое из того что здесь находится уже давно отслужило свой срок и трубы в том числе, Циблиеву и Лазуткину ставят новую задачу — отложить научные эксперименты и вынуждено поработать сантехниками, надо отремонтировать старую станцию по максимуму и продлить её пользование.

Космонавты прекрасно понимают, что жертвуют здоровьем и жизнью, но продолжают искать миллиметровые дырки в трубках охлаждения, по всей станции их найдено десятки. К концу апреля основные дыры залатаны и вновь запущена система охлаждения и кондиционер.

Василий Циблиев: температура станции пришла в норму, 27-28 градусов и мы начали замерзать. Всё что было у нас на ноги, на себя, холодно было, организм привыкает быстро.

Александр Лазуткин: нас колотило, холодно было. Я говорю Василий, давай на Землю скажем, что выключить пора, а то уже в крайность впали. А те говорят, да вы что — ещё 32 градуса, а нормальная рабочая температура — 25.

К началу мая на станции найдены и устранены почти все дефекты. Российские специалисты убеждают американцев, что на «Мире» можно жить и работать без угрозы для жизни, но в NASA не верят и очень боятся отправлять на «Мир» своего очередного астронавта — Майкла Фоула. Ему самому предлагают выбрать лететь или нет.

Майкл Фоул: но я следил за этими вопросами достаточно хорошо, я здесь жил в Звёздном городке с семьей, я понял, что будет пуск на шаттле и я тоже понял, что это уже как международная программа, имеющая своё движение уже, инерцию. Поэтому когда я уже слышал, что, а может отменят мой полёт, я думал, что вряд ли.

В начале мая NASA принимает решение отправить на станцию шаттл «Атлантис», он стартует 15 мая. Экипажем из семи человек командует опытный астронавт Чарльз Прекорт. Ему помогает пилот Айлин Коллинз, в экипаже Майкл Фоул, Карлос Норьега, Эдвард Лу, француз Жан-Франсуа Клервуа и россиянка Елена Кондакова.

Через двое суток челнок причаливает к станции.

Майкл Фоул: и когда мы приближались к станции я помню как красиво она выглядела на чёрном фоне, потому что всегда так подходит шаттл, снизу вверх, чтоб станцию было видно и солнце освещало её. Я помню, что Кондакова мне сказала «Ну Майкл, ты грустишь? Мне кажется, что ты печально смотришь на станцию». Нет Елена, я просто думаю, как это будет 5 месяцев пожить там.

Среди грузов челнока новая установка для получения кислорода и большой запас чистой воды. Джерри Линенджер с радостью сдает дела Майклу Фоулу и перебирается на шаттл. После пятидневного совместного полета «Атлантис» улетает на Землю. Фоул остается на «Мире» вместе с Циблиевым и Лазуткиным и в отличии от Линенджера идеально вписывается в экипаж, несмотря на запрещающие инструкции он помогает русским во всем.

Ростислав Богдашевский: несмотря на то, что в общем то это люди одного психического типа, экипаж воспринимал Линенджера и Фоула как абсолютно разных людей.

Жизнь входит в обычный режим — работа, отдых, опять работа. Для семей космонавтов ЦУП наконец-то организует телесеанс.

Людмила Лазуткина: это всегда очень приятный такой сеанс, после него очень много эмоций, слез, дети плачут, жены радуются, что-то они увидели, по крайне мере в глазах блеск какой-то, и ребята говорили что это серьезная поддержка, это хорошо.

Через месяц на станции планируется эксперимент — ручная стыковка с грузовым кораблём «Прогресс М34», но самый обычный эксперимент (по словам Роскосмоса), завершится самой серьезной аварией за всё время полёта станции «Мир».

25 июня в 12:18 центре управления полетом заревела аварийная сирена — разгерметизация. Это самое страшное, что может случиться на космической станции. Это хуже пожара, жары, нехватки воды вместе взятых. Это значит в стене станций пробоина и из неё уходит воздух. На земле шок, в ситуации пытаются разобраться директор программы «Мир — NASA» Валерий Рюмин и руководитель полетом Владимир Соловьев, оба уже летавшие космонавты. И самый главный вопрос на Земле — как спасти экипаж?

Сергей Силков: ощущения конечно — страшно, от невозможности помочь человеку, подсказать. Вот в таких ситуациях, таких операциях, как ручное причаливание, всё зависит только от одного человека, человека который управляет движением челнока, который там открывает закрывает люки, выключает там вентиляцию и так далее.

В этот день 25 июня был «самый обычный эксперимент», космонавты отрабатывали ручную стыковку корабля «Прогресс» и станции «Мир». Это нужно на тот случай, если на беспилотном корабле вдруг откажет автоматика. Для эксперимента космонавты собирают на станции специальный пульт управления и ставят монитор. На мониторе видят картинку с телекамеры грузового корабля. Ощущение как будто сам сидишь в корабле и управляешь им. Сначала сближение корабля и станции идёт медленно, по расчётам должно быстрее, но Цеблиев выполняет всё в точности, как требует программа.

Александр Лазуткин: нам говорят он будет сближаться со скоростью 5 метров в секунду, а тут меньше. Василий ещё тогда сказал, как бы тут успеть до входа в тень состыковаться, то есть если так будем сближаться, то не успеем.

Экипажу заранее сообщили в какой момент и в какой иллюминатор будет видно «грузовик». За появлением корабля внимательно наблюдает Лазуткин, но в нужном месте и в нужный час грузовика почему-то нет.

Александр Лазуткин: было страшно, такое ощущение что кто-то к тебе идёт, совершенно неуправляемый и ты понимаешь, что идёт к тебе и куда ударится — Бог его знает.

Скорость сближения грузовика со станцией увеличивается, Циблиев прекрасно это видит по картинке с телекамеры и начинает тормозить корабль.

Василий Циблиев: сразу двигатель на торможение, оно видно что не помогает, грузовик как бы наполовину управляемый, это сравни примерно, чтобы долго не рассказывать, вы едете по льду, начали поворачивать руль и затормозили. Вас куда понесёт?

Александр Лазуткин: когда я понял, что корабль идёт уже на станцию и создалась такая критическая опасная ситуация, я сказал Майклу — Майкл в корабль.

Майкл Фоул: быстро в корабль и я понял, что он так быстро и с приказом сказал это, что оу, плохо…

Александр Лазуткин: Василий говорил «так, проходим проходим проходим». Майкл пролетает мимо нас и задевает руку Василия, рука соскакивает с ручки управления. Василий говорит «эх», а через секунду удар.

6-тонный корабль врезается в модуль «Спектр» со скоростью 10 километров в час, смяты 1 из 4 солнечных батарей корабля, пробит корпус станции, через него наружу уходит воздух. Такое уже было в космосе в семьдесят первом году. Через крошечную пробоину, размером с горошину, воздух вышел из корабля «Союз 11» всего за одну минуту. Погибли космонавты Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев. Станция «Мир» в 40 раз больше корабля «Союз», поэтому у экипажа еще есть шанс на спасение.

Александр Лазуткин: удар прошёл, станция затряслась, потом тишина, я думаю почему ничего не срабатывает и тут же заработала аварийная сирена.

Василий Циблиев: ну качнуло хорошо, сразу заморгали все лампочки, заработала аварийная сигнализация «разгерметизация», падение давления и пошло… Так скажем колонна пожарных машин не шумит, как это всё было на станции.

Майкл Фоул: я слышу звук какого-то столкновения, да? И там вокруг меня, я не сам, я просто плавал, сама станция как-то двигалась и я слышал — плохо и думал может быть сейчас взрывается сама станция…

Василий Циблиев остается на посту управления, он не сводит глаз с датчика давления. Стрелка неумолимо тянется к критической отметке, в этот момент появляется связь с Землей. Циблиев сразу докладывает в ЦУП — торможения не было, грузовик увести не смог, он попал в модуль «Спектр», повредил батарею, горит разгерметизация. Земля даёт указание срочно открыть баллоны с аварийным запасом кислорода. Циблиев бросает наушники и кидается выполнять задание.

Александр Лазуткин: я пролетаю здесь за каким-то очередным инструментом и мимо этих наушников и я слышу голос руководителя полета, «ребята где вы, выйдите на связь». Я пролетаю и думаю, да кому нужна эта связь, вот такая фраза просвистела, мне люк закрывать, сейчас я думаю на связь выходить… Ну это без какого-то ехидства, такие чувства были, думаю, успею…

Уже потом специалисты вычислили, дырка была величиной примерно три квадратных сантиметра — сегодняшняя рублевая монета, при такой пробоине давление упадет через 29 минут, космонавты потеряют сознание, помочь им не сможет уже никто.

Александр Лазуткин: как-то так случилось, в первый момент я влетел в корабль чтобы подготовить его к срочному спуску и я увидел что Майкл уже в корабле. И он, корабль же маленкий по объему, ушел в самый дальний угол и как-то съежился так, и я подумал — правильно сделал, потому что он понимает, что если сейчас мы еще туда заскочим.

Василий Циблиев: по ушам давил очень прилично, можно было кричать друг другу в ухо и не слышать. Очень прилично падало давление.

Александр Лазуткин: я залетел в этот модуль и слышу знакомый шум вентиляции, а в одном месте уже другой, еще посмотрел на это место, это как раз был то место куда ударился грузовой корабль. Думаю, ага, свистит.

Лазуткин уверен — пробоина в модуле «Спектр», Циблиев моментально сообщает об этом на Землю, ответ снизу — пробуйте задраить люк в «Спектр», тогда можно спасти остальную часть станции. «Мир» проектировали по принципу подводной лодки, каждый отсек автономен и не зависит от другого, если что-то случится в одном его можно задраить и жить в следующем, но через люк протянуты толстые электрические кабели, что-то вроде удлинителей на земле. Они идут от
солнечных батарей отсека «Спектр», к розеткам в основном отсеке станции. С бешеной скоростью Лазуткин пытается их расстыковать.

Майкл Фоул: я решил сам не мешать ему, не задавать вопросы и просто помогать. И поэтому я начал брать вот эти кабели и я думал, что невозможно, что мы, как получилось, за 6 минут, убрать все эти 18 кабелей. Я уже думал, о слишком мало времени, падает давление, пора уходить, покидать станцию.

Василий Циблиев: это знаете — одна команда, как в одной лодке или мы выгребаем, либо мы все погибаем, другого выхода просто не могло быть.

Майкл Фоул: и мы ставим люк и он присосался. И я говорю «ага, прав он, вообще прав и молодец». И я понял, что мы спасли станцию, я сейчас не домой на Землю. Я буду еще несколько месяцев.

Люк в пробитый модуль закрыт, с момента аварии прошло 14 минут, до точки невозвращения у космонавтов оставалось всего 15 минут, именно эти 15 минут и отделяли их от смерти. Но осталась другая проблема — повреждённая панель перестала давать электричество, а другие были развёрнуты в неправильном направлении.

Александр Лазуткин: мы собрались в другом модуле у иллюминатора и впервые на станции была космическая тишина, вокруг нас была космическая темнота, были звёзды на небе много-много. Мы как раз пролетали недалеко от Антарктиды. Было шикарное полярное сияние, очень красивое и мы видели это шикарное полярное сияние, иногда казалось, что полярное сияние даже входит в станцию. Мы впервые, наверное из землян, увидели, что такое реальный космос.

Майкл Фоул: я помню, как мы, вглядывались в темноту космоса и я сказал Василию «какое прекрасное место», а он ответил, «да, но это был ужасный день».

24 часа станция дрейфовала вокруг Земли без связи и энергии, и команда разработала план по спасению станции. Используя двигатели корабля «Союз» они исправили положение станции и панели вновь были направлены к Солнцу и станция возобновила работу.

Валерий Рюмин (директор программы «Mir — NASA»): сначала конечно был определённый шок, как у нас у всех в центре управления, потому что таких случаев ещё не было никогда.

7 августа 1997 года на «Мир» прилетает новая смена — Анатолий Соловьёв и Павел Виноградов. Неделю идёт передача вахты. 14 августа Василий Циблиев и Александр Лазуткин возвращаются домой. При посадке на землю — новая авария, на «Союзе» не срабатывают двигатели мягкой посадки. Эта система как подушки безопасности в автомобиле, без них посадка космического корабля сравнима с лобовым ударом машины о бетонную стену.

Василий Циблиев: мы приземлились на бок без срабатывания двигателей мягкого приземления, ощущения были такими, что нас убили.

Александр Лазуткин: дыхание сбилось у меня, дышать не могу, нас ударило, положило на бок, вот лежим и Василий спрашивает, как мои дела то, а мы вот лежим на боку вертикально на стеночке, он подо мной, а я над ним, я сказать ничего не могу. Василий голову поднять не может на меня, потому что тяжело, а я только хриплю…

Через 10 минут спасатели вытащили Циблиева и Лазуткина из спускаемого аппарата. В ЦУП доложили — космонавты целы, но очень измотаны, стараются держаться бодро.

Василий Циблиев и Александр Лазуткин мечтали еще слетать в космос, но на очередной медицинской комиссии врачам не понравилось здоровье Циблиева, он ушел из отряда космонавтов, а в 2003 году возглавил центр подготовки космонавтов. Александр Лазуткин уже был назначен в экипаж 14-й экспедиции на МКС, но во время тренировок в США Лазуткину внезапно стало плохо, врачи констатировали непроходимость ряда сердечных сосудов. С таким диагнозом лететь в космос было уже нельзя, здоровье перечеркнуло планы обоих, его хватило бы ещё не на один полет, если бы не пришлось тушить в космосе пожар, жить долгие месяцы в жаре, дышать ядовитыми парами и углекислым газом. Космонавты имели полное право покинуть станцию 23 февраля 1997 года во время пожара, но тогда и «Мир» не летал бы еще целых сорок четыре месяца и на нем не побывали бы еще пять экспедиций — девять российских космонавтов, два американца, француз и словак. Окончательная точка в судьбе станции была поставлена 23 марта 2001 года, «Мир» свели с орбиты, его полет длился 15 лет. Так долго не летала еще ни одна космическая станция.

Александр Лазуткин: я был в центре управления полётами в этот момент и видел, как последний импульс был дан тормозной, и как эта точка на экране исчезла. Ощущения были, как будто человек умер. Не только у меня, у всех людей в округе. Они работали с этой станцией и как будто провожали в последний путь хорошего друга.

@import 'https://fonts.googleapis.com/css?family=Exo+2-00-0000,500,700&subset=cyrillic';
                        .rio2016-card {
                            background-color: rgba (250, 250, 250, 1);
                            border: 1px solid #ccc;

                            width: 660px;
                            margin: auto;
                            padding: 20px;
                            padding-top: 10px;
                            padding-bottom: 10px;
                            margin-top: 30px;
                            margin-bottom: 0px;
                            font-family: 'Exo 2', sans-serif;
                        }
                        .rio2016-card: last-child {
                            margin-bottom: 30px;
                        }
                        .rio2016-card * {
                            font-family: 'Exo 2', sans-serif;
                        }
                        .rio2016-card h2 {
                            text-align: center;
                        }
                        .rio2016-card p {
                            font-size: 18px;
                        }
                        .rio2016-card-position {
                            display: block;
                            font-size: 30px;
                            text-align: center;
                            color: # da0202;
                            font-family: 'Exo 2', sans-serif;
                            margin-bottom: 10px;
                        }
                        .rio2016-card-image {
                            margin-top: 0px;
                            border: 1px solid #ccc;
                            width: 660px! important;
                        }
                        .rio2016-cards iframe {
                            margin: auto;
                            margin-top: 0px;
                            border: 1px solid #ccc;
                        }

                    
  .(tagsToTranslate)Newsland(t)новости(t)свежие новости(t)Как мы потеряли «Мир»: пожар на космической станции(t)столкновение с грузовиком Прогресс